+7 (495) 790-15-11

Самые яркие моменты ушедшего лета в мировом скайдайвинге

Пока погода объявила стендбай на прыжки с парашютом в Москве и Московской области, вспоминаем, чем запомнилось ушедшее лето. Прыжок без парашюта, целая вереница новых рекордов и свободное падение со скоростью 600+ км/

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Самый безбашенный поступок в истории человечества
Так этот трюк окрестили журналисты. Как ни странно звучит, первую строчку в рейтинге самых ярких прыжков с парашютом занимает… прыжок без парашюта. Хотя бы потому, что до этого не нуждающийся в представлениях Люк Айкинс совершил 18000 тысяч прыжков в традиционном снаряжении и без этого опыта его трюк вряд ли имел шансы закончиться благополучно. Хотя это не совсем очевидно даже людям, самостоятельно практикующим прыжки с парашютом , что уж говорить про остальных. Возможно, именно в этом причина жарких баталий и негативных комментариев, нет-нет, но всплывающих в медиапространстве до сих пор. Главный вопрос: чего в этом прыжке больше – профессионализма или бестолкового риска? И вообще – зачем?!

Итак, 30 июля американец Люк Айкинс без парашюта выпрыгнул из самолета, летящего на высоте 25 тыс. футов или примерно 7,6 км, и приземлился в сетку размером 30 на 30 метров, натянутую между четырьмя строительными кранами. Кадры прыжка облетели весь мир, спровоцировав волну дискуссий на тему «и что в этом такого крутого?» Не на землю же приземлился, встал, отряхнулся и пошел, а в сетку. Люди на пожарах испокон веков спасались, прыгая на растянутый квадрат…

Так вот. «Крутая» здесь в первую очередь высота. С самого высокого этажа, пусть это даже 30-метровая девятиэтажка, попасть в квадрат куда проще, чем с 7,5 километров. Для этого необходимо идеально точно владеть своим телом в свободном падении. Спросите любого знакомого, совершившего самостоятельный прыжок с парашютом , или вспомните свой курс АФФ : как сложно было приземлиться в заданную площадку. И это – под куполом, который летит со скоростью минимум 30-35 м/с и отлично управляется. У Айкинса из средств управления были только собственные конечности и можно только догадываться, сколько раз на протяжении этих 7,5 км ему приходилось корректировать направление, потому что движения воздушных масс на разных высотах тоже разные и зачастую непредсказуемые. Позднее он рассказывал, что перед прыжком пришлось очень долго и тщательно изучать розу ветров в районе аэродрома, чтобы спланировать оптимальную траекторию.

Второй опасный момент – приземление. Когда после двух с половиной минут свободного падения со скоростью около 50 м\с тело резко тормозит, оно неизбежно испытывает перегрузки. Даже если тормозит оно об эластичную сетку, которая, как бы не растягивалась, все равно создает определенное сопротивление. Перегрузки эти хоть и кратковременные, но сильные. Достаточно обратить внимание на тот момент, что перед приземлением скайдайвер перевернулся на спину – очевидно, чтобы минимизировать последствия перегрузок. Приземляйся он традиционно лицом вниз, это было бы чревато серьезными травмами позвоночника. То есть помимо всего прочего Айкинс приземлялся еще и вслепую.

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Ну а на вопрос «зачем» он ответил уже после прыжка: «Вся моя жизнь была посвящена воздуху, авиации, полетам... Я надеюсь, что это даст толчок воображению людей и что дети увидят науку, которая за всем этим стоит». Ну и еще что-то про стремление раздвинуть границы, расти над собой и «чувство левитации и непередаваемые ощущения» во время полета.

Ничего не напоминает? Практически о том же самом обычно говорят люди, решившиеся совершить свой первый прыжок с парашютом в тандеме . Взлететь над суетой, раскрасить будни, доказать что-то самому себе и окружающим – разве не за тем же самым все мы приезжаем на аэродром?

В родном отечестве
Июль подарил рекордное число рекордов. Самым массовым, запоминающимся, эмоциональным и вырванным буквально на предпоследней попытке стал Рекорд России в классе больших формаций с перестроением. Вот уже пару лет, как ничего подобного по масштабу в России не происходило.

Основной площадкой нового рекорда стал «Аэроград Коломна». Чтобы поднять в небо всех будущих рекордсменов для выброски был задействован грузовой вертолет-гигант Ми-26Т МЧС. И вот 15 июля на 13-й попытке, вопреки погодным капризам, финансовым «сюрпризам», досадным техническим накладкам и прочим неурядицам, парашютисты со всей страны все-таки сумели собрать фигуру из 106 человек и перестроить ее в другую, зафиксировав тем самым новое национальное достижение.

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Всего через неделю, 23 июля в Пущино свой Рекорд России, а заодно и Европы, установили флифлаисты, собравшие head-up формацию из 24 человек.

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Еще через несколько дней и опять в Коломне – Рекорд России у купольщиков в классе большие формации с перестроением – 18 человек и 2 фигуры.

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Многие, наверняка, вспомнят, что еще в начале 2010-х всевозможные рекорды и большие формации в России пеклись как горячие пирожки, но потом наступило затишье. Быть может, ушедшее лето на самом деле стало началом нового витка в истории российского скайдайвинга? Не зря же уже сейчас началась подготовка к новому амбициозному проекту, который так и называется - Амбициозные Русские или Большой Рекорд-2017. В рамках него предполагается собрать фигуру из 222 человек, замахнувшись на рекорд Европы (сейчас он принадлежит Германии и составляет 214 человек) и рекорд мира в разряде перестроения (лучший результат на сегодня – 202-way и 2 фигуры). Первые тренировочные сборы уже начались, но еще есть время присоединиться. Подробности здесь .

Головокружительное падение
Третье знаковое событие случилось не летом, а буквально только что – на завершившемся на днях Чемпионате мира по парашютному спорту в Чикаго. Швед Хенрик Раймер (Henrik Raimer) достиг скорости свободного падения 601,24 км/ч. Это был его пятый соревновательный прыжок с парашютом в дисциплине Speed Skydiving. И это не просто новый мировой рекорд, а первый случай, когда человек в свободном падении преодолел отметку 600 км/ч.

прыжки с парашютом, прыжок с парашютом, курс АФФ, Москва

Можно, конечно, вспомнить Баумгартнера, который в какой-то момент преодолел скорость звука и падал вдвое быстрее – 1357,6 км/ч. Но, во-первых, прыжок Баумгартнера – мероприятие разовое и обставленное такой инфраструктурой, что в обозримом будущем никому из простых смертных подобное точно не повторить, тогда как спид-скайдайвинг– молодая, но уже вполне сложившаяся и официальная дисциплина. Во-вторых, одно дело – падать из космоса, имея скафандр и 30 километров запаса по высоте, и совсем другое – в обычном снаряжении с обычной высоты, когда на все про все – отделиться, встать на голову, развить максимальную скорость, затормозиться, лечь на живот, чтобы не убиться от перегрузок на раскрытии – у тебя от силы минута.

Вот, как это выглядело глазами самого парашютиста:



А самое интересное, что судя по результатам остальных спортсменов, не пройдет и пары лет, как эта сумасшедшая по сегодняшним меркам цифра станет обычным делом.

Мы живем в удивительное время, когда скайдайвинг развивается с бешеной скоростью. Рекорды бьются и новые дисциплины рождаются прямо на глазах. Считать время «сезонами» и делать паузы в прыжках по полгода и больше в таких условиях – непозволительная роскошь.